тоже чья-то дочь
roses are red and black eyes are blue, she holds herself together with superglue
раньше всегда воспринимала любовь как вихрь, накал, надрыв — когда без него совсем никак, когда напрочь забываешь себя до встречи с ним, когда готова посвятить всё своё время ему и забить на работу/учёбу/друзей, когда живёшь острым ощущением пронизывающей всё твоё существо любви. и каким же невероятным открытием для меня стало, что любовь может быть рекой, мерно шумящей и спокойной, перетекающей в водопад и распадающейся на мелкие ручейки. учусь не выплёскивать своё плохое настроение, не накручивать, не психовать без повода, не доставать от скуки. я не говорю о том, чтобы искоренять в себе ради всего этого какие-то привычки, напрочь вжившиеся в характер, без которых я — уже не я: вредность, капризность, ребячество. но очень хочется стать друг для друга тихой гаванью, поддержкой и опорой: а для этого нам обоим придётся постараться и пойти на уступки.
идёт только пятое января, а ощущение, что полмесяца прошло — много событий, маленький отрезок времени. пытаюсь осознать свой отъезд через месяц, получается лишь частично. во-первых, я позволяю себе исполнять свои желания, не задумываясь о том, кто и что подумает: приехать к ребятам на вечеринку, тянуть бутылку пива до трёх часов ночи, а потом пойти спать. наверное, я немножко фуфел, потому что так и надо жить — вот какое подозрение закралось. во-вторых, почти всё становится мелким и неважным.какие-то вехи, конечно, остаются, но они такие очевидные, что озвучивать их вслух не вижу смысла. сейчас я могу только довести все возможные дела до логического завершения, не оставлять сожалений и хвостов. уезжаю на полгода, вернусь — всё и вся, включая меня саму, будет другим, там уже и будем разбираться. поэтому впадаю в некий анабиоз, сижу сама в себе в уютном коконе, наслаждаюсь любой окружающей обстановкой и даже самой простой рутиной — заканчивается этап в моей жизни, который не повторится ни местом, ни людьми, ни эмоциями. выпить всё до последней капли и двигаться дальше.