тоже чья-то дочь
roses are red and black eyes are blue, she holds herself together with superglue
смерть неблизкого человека - всегда сумбур, всегда неожиданность и немного нелепость. шёл-шёл, смотрел в небо, в облаках витал, споткнулся и - опа, вот она, реальность. и ты стоишь посреди всего этого и пытаешься понять, как ты вообще здесь оказался. ты абсолютно не понимаешь, как себя вести, куда пойти дальше. тебя вытащили из твоего уютного рутинного мирка на холод, вывели из зоны комфорта практически насильно, и ты шокирован и огорошен, как нагло и внезапно это произошло. говорятся банальные "соболезную", "земля ему пухом", "пусть покоится с миром". и правильно бы сокрушаться, но как грустить о человеке, с которым вы оказались лишь случайными попутчиками, обменявшимися улыбками и ни к чему не обязывающими репликами? и на холоде ты думаешь эти банальные мысли о том, как много можно не успеть, как короток отведённый нам срок, как все мы там будем. почивший не был человеком самым плохим или хорошим, злым или добрым, умным или глупым (как и о нас всех можно сказать). был пожившим, но явно слишком молодым для смерти. но он умер. ты жил-жил, не тужил, не вспоминал о его существовании, а он вот так взял и умер (возможно, заставив тебя думать о нём больше, чем за всю его жизнь). и, казалось бы, вот они - момент и возможность изменить свою жизнь (хотя это и нужно делать каждый день, держать это в голове): воплощать мечты, заниматься любимым делом etc., но по большей части всё, что потом случается - пытаешься забыть об этом побыстрее и вернуться в свою зону комфорта. и так до следующего раза. мир кажется ярче и пронзительнее, и мне очень хочется сохранить это ощущение новизны и благодарности за подаренную возможность просто жить.
я не буду оригинальна, но скажу: покойтесь с миром, Михаил Николаевич.