тоже чья-то дочь
roses are red and black eyes are blue, she holds herself together with superglue
я учусь прощать. хранить злость не рационально и бессмысленно. да и какое это имеет значение в конечном итоге? когда всё это закончится - символически ли, через пару месяцев, с моим отъездом в Бельгию, или в прямом смысле, для меня, как для человека, в отсутствии жизни - разве мы вспомним худшее, что происходило с нами? даже о тех, кто покинул или предал, вспомнишь лишь светлое, лучшее. как улыбались, смеялись, чувствовали себя счастливыми и свободными, с распахнутыми сердцами и объятиями. так какой смысл хранить и копаться в своей злости, негодовании, требовать какой-то справедливости (относительно себя, конечно же), если можно простить и пойти дальше? вновь вспоминаю, что никто и ничего мне не должен. никто не должен быть мил или добр со мной, даже если он мне друг. никто не должен считать меня хорошим человеком или уважать меня. мой выбор - уважать ближнего, но он мой, он правилен для меня, и я его исполнитель. важно поддерживать чистоту внутри, а всё остальное - мирское, нет смысла волноваться о нём, переживать и портить нервы.
Маша говорит, что моим суждениям нельзя верить ещё 2 месяца после разрыва, а прошла только неделя. и даже если я обманываюсь, то пусть он будет, этот обман, если он помогает мне сохранить остатки нервов.